Компьютерное зрение для поиска контрафакта в интернете — опыт Brand Monitor

Rusbase
Компьютерное зрение для поиска  контрафакта в интернете —  опыт Brand Monitor

Владимир: Сегодня мы поговорим про контрафакт в интернете и про то, как с ним бороться. У меня в гостях Юрий Вопилов, генеральный директор компании Brand Monitor.

Где обитает контрафакт

О каком контрафакте сейчас идёт речь: о поддельных телефонах, мясорубках или еще о чем-то? С чем вы боретесь?

Юрий: Мы боремся с любой нелегальной продукцией или любой нелегальной торговлей преимущественно в интернете. Это контрафактная продукция всех категорий товаров — от косметики, духов, очков, часов до крупных промышленных насосных станций.

Вы не занимаетесь вопросом нарушения авторских прав? Именно с «живым» товаром работаете?

Да. Борьба с контентом — немного другая история, требует других технологий, других подходов. Наверное, основное различие между борьбой с нарушением авторского права и «живым» товаром — торговцам продуктов необходимо выходить в офлайн, у них всё гораздо более уязвимо, с точки зрения пресечения их деятельности. Вы всегда можете сделать сайт, который будет устойчивым, зарегистрировать его в китайском регистраторе, и никто ничего с ним не сделает.

Мне казалось, что контрафактная продукция уже ушла в прошлое. Насколько серьёзная эта проблема в России?

Это достаточно сложная проблема, про неё очень редко говорят. Практически никто из производителей не хочет привлекать внимание к наличию контрафактной продукции по его бренду, потому что возникает недобрососвестная конкуренция, можно паразитировать на этой информации. Но, по разным оценкам, в среднем 10% всех товаров, которые продаются в мире, — это контрафактная продукция. Самая большая категория — FMCG, всё то, что мы едим, пьём, втираем в себя; здесь доля контрафактной продукции доходит до 40-50%. Это страшно.

Вы занимаетесь и продуктами FMCG? Здесь, наверное, алкоголь первое место занимает.

Они гораздо в меньшей степени представлены в интернете. Продажа алкоголя — да, есть, но в целом — продажи FMCG через интернет достаточно малы.

Духи — это продукт FMCG?

Здесь я не специалист, но духи в интернете продаются очень активно, контрафакта очень много. Основная проблема в интернете — вы контактируете с товаром в последнюю очередь, выбираете товар и принимаете решение о покупке на основании картинок, официальных изображений, названия сайта — чего угодно, но не товара.

Как тогда понять, что это контрафакт? Ведь действительно можно использовать картинки официальные на сайте, а потом получаем с курьером товар, который не соответствует заказанному.

Да, это основная проблема. Нет сложности найти все точки продаж: в социальных сетях, на маркетплейсах, просто в выдаче поисковых систем, форумы ещё живы (но они обычно предназначены для продажи запрещённой продукции, редко — контрафакта). Пользователи не ищут контрафакт; они могут искать нелегальный контент, но они никогда не ищут целенаправленно ненастоящую продукцию.

Как бороться с контрафактом 

Как автоматизировать для производителей поиск тех плохих парней, которые продают нелегальную продукцию?

По сути — вы строите собственную поисковую систему, которая должна проиндексировать все крупные интернет-магазины, все точки продаж, социальные сети — даже иногда телеграм-каналы, через которые все больше и больше продаж (в основном — контрафакта). Технологии достаточно просты. С одной стороны, это технологии для индексирования...

Это тот самый «паучок», который ходит по всем сайтам и смотрит, где продаются твои товары?

Да. Сначала он смотрит — где и что продаётся. Затем нужно определить — действительно ли на этой странице продаётся какой-то конкретный бренд. Вот здесь уже очень хорошо помогают технологии компьютерного зрения. Потому что не всегда сайты используют официальные изображения, которые можно сравнить на уровне дубликатов, иногда приходится лезть внутрь изображения и пытаться найти там логотип, например, и сравнивать форму.

Насколько люди осознают, что покупают контрафакт, по вашему ощущению?

Интересный вопрос. Недавно мы провели небольшое исследование: посмотрели, насколько часто люди ищут контрафакт. Конкретно в категории сумок (целенаправленный поиск реплик, копий) получилось примерно 40%. Но в то же время духи контрафактные не ищет никто — менее 1% запросов связано с копией.

Это как раз к вопросу — быть или казаться... Но фактически вы разработали свою поисковую систему, которая кроулит, ходит по сайтам, собирает информацию, делает какие-то отчёты?

Да, это первая часть — обнаружить все точки продаж, определить товарные знаки и т.д. Вторая часть системы сосредоточена на работе с конкретным магазином. Каждая точка продаж требует небольшого расследования — что же кроется за этим интернет-магазином. Даже если вам присылают документы, они не всегда настоящие, не всегда имеют отношение к торговле, связанной с этим сайтом.

Как это в мире и как у нас?

Много ли у вас России конкурентов по автоматизированному поиску контрафактной продукции?

Борьба с контрафактом в интернете — горячая тема, поэтому появляются компании, которые хотят этим заниматься. Но путь по созданию этих технологий достаточно долгий. Мы, например, занимаемся этим 8 лет, и всё ещё разрабатываем нашу поисковую систему, у нас планов, наверное, ещё вперёд на 8 лет. Технологии меняются, модель продаж меняется, продвижение товаров меняется — это бесконечная работа, которая требует времени и идей.

Получается, что вы в России — своего рода пионеры по автоматизированному поиску контрафакта?

Да, можно так сказать.

А в мире как обстоят дела? Есть ли успешные примеры? 

Наверное, вместе с появлением торговли в интернете зародилась работа по пресечению нарушений, связанных с торговлей. Существуют компании, которые делают аналогичный объём работ, но только по всему миру одновременно. Это такие глобальные провайдеры услуг по защите бренда. Они сталкиваются с определёнными реалиями на территории России, Китая, Польши и Бразилии: есть несколько регионов, которые требуют локальных специалистов.

Найти нарушителя — на этом ваша работа заканчивается? Вы просто предоставляете отчёт? Например, вы нашли магазин, который, скорее всего, продаёт контрафактную продукцию. Что дальше происходит?

Наша основная задача — не в том, чтобы найти. Это просто. Точек продаж, которые торгуют определённым брендом, не так много, примерно — до 1000. В принципе, это делается даже руками, для этого не нужны никакие технологии. Основная задача — это то, что происходит после того, как мы это нашли? Небольшие расследования вокруг каждого сайта — их тоже нужно автоматизировать, потому что вы разговариваете с регистраторами доменных имён, с хостингами, поисковыми системами, социальными сетями.

Выходит, что практически на каждый сайт — 3-5 точек коммуникации, которые повторяются, их надо контролировать, не упустить ни одной, а если сайтов — 1000 и брендов сотни, то получаются миллионы коммуникаций.

Успешным кейсом будет то, что вы закроете ту или иную точку продаж, она прекратит продавать контрафакт?

Да, цель именно в этом, если разговор именно про контрафактную продукцию, а не котрабанду.

А контрабанда — это то, что нелегально ввезено в Россию?

Да, то, что называют серым импортом, параллельным импортом. На самом деле как такового параллельного легального импорта, когда люди ввозят товары с уплатой всех пошлин, практически не происходит. Это происходит в чемоданах, пилотами гражданских самолетов.

Сервисы «для контрабанды»

С одной стороны, хорошо, что Instagram развивается, очень много магазинов. Большое количество стюардесс и других людей, наверное, пытаются на этом что-то заработать. Но есть и сервисы специальные, которые помогают купить в американском магазине товар и переслать в Россию частным образом, например. Насколько такие сервисы, которые организуют переправку товара из-за рубежа в Россию, являются головной болью для ваших клиентов?

Такая торговля называется кросс-бордер и на данный момент она легальна (и хорошо). Ограничивать пользователей, если они покупают товары для себя, было бы не очень разумно. В основном правообладатели не просят нас отслеживать такие покупки, поскольку те ориентированы на частных лиц. Проблему основную составляют именно магазины, которые торгуют такой техникой и делают заказы для последующей перепродажи. При этом неавторизованные интернет-магазины зачастую добирают себе дополнительную маржинальность за счёт якобы параллельного импорта, якобы оригинальных новых (к примеру) телефонов — которые могут быть восстановленными, «утопленниками». Бывает даже так, что в корпус от флагманского смартфона вставляется «начинка» от предыдущей модели, и это всё продаётся под видом новой техники.

Буквально вчера вечером смотрел ролик известного гаджет-блоггера, где он показал несуществующий iPhone 7S. Очень качественно сделано, со стеклянной панелькой сзади, как у восьмерки.

Вы говорили про технологию компьютерного зрения — что это такое, какую роль у вас в системе она выполняет?

Поскольку вся продукция продвигается с использованием товарных знаков и официальных изображений, так или иначе вам нужно какую-то картинку разместить, как-то сказать пользователю, что продукт вот такой. Анализировать содержимое сайта только через текст, несмотря на то, что текстовые технологии гораздо более развитые, простые и требуют меньше ресурсов, не так эффективно — мы не видим форму, логотип, товарные знаки.

Компьютерное зрение мы используем в основном для того, чтобы «поймать» логотипы, которые могут быть внутри изображения, фотографии, пусть даже сделанной на iPhone (это часто случается, когда люди размещают контрафактную продукцию на товарных агрегаторах).

Компьютерное зрение даёт гораздо больше информации, гораздо больше возможностей, несмотря на то, что серверов под это требуется много. Это один из фильтров, который позволяет выбрать именно те страницы сайта, где продаётся продукция.

Что чаще всего подделывают

Какие категории товаров, брендов чаще всего сталкиваются с проблемой контрафакта?

Исторически самая большая доля контрафакта всегда была в спортивной одежде, обуви, потому что производить ее гораздо проще. Заводы, которые шьют одежду, появились и развивались гораздо быстрее, чем заводы электроники, это требует меньше процессов и контроля за этими процессами. Произвести очень похожий качественный смартфон гораздо сложнее, чем пошить поло.

Кроме того, подделывают всё то, где технология производства скрыта внутри. Это могут быть часы, где основная ценность в механизме, который сотни лет разрабатывался швейцарцами.

А кто больше всего из брендов беспокоится? Кажется, должны беспокоиться те, кто теряет больше денег.

Практически любой производитель старается защищать своего покупателя и защищать историю использования этого продукта. Даже у меня была история, когда мне подарили мои любимые кроссовки, я год в них ходил и думал, что испортился производитель. Когда мы начали работать и получили инструкцию, как отличать контрафакт, я понял, что ходил год в контрафакте. Было непонятно, что я носил контрафакт, но ощущение от использования — так себе.

Страдают финансово в основном те бренды, стоимость оригинальной продукции которых не так заметно отличается от предложения контрафактной продукции.

Это заблуждение, что luxury-бренды больше всего борются с контрафактом? Масс-маркет в первых рядах?

Масс-маркет страдает в первую очередь от того, что пользователи ошибаются, делая выбор в пользу контрафактных сайтов. Luxury-бренды являются, наверное, пионерами борьбы с контрафактной продукцией наравне с рынком FMCG. Даже если человек понимает, что он покупает контрафакт, то когда он идет по улице — на него могут смотреть как на владельца оригинальной сумки, например.

Какой тренд сейчас по контрафакту — его становится больше или меньше? Понятно, что в Китае жужжат станки, но, с другой стороны, появляются сервисы, которые борются c подделками.

К сожалению, надеяться на то, что контрафакт будет сходить на нет, не приходится. Объёмы, наоборот, растут, потому что технологии производства упрощаются. Гораздо проще стало иметь свой маленький «свечной» заводик, который производит смартфоны. Но пользователи сами начинают лучше отличать оригинальную продукцию от не оригинальной. Возрастает и узнавамость брендов.

Есть истории, когда специально покупаются домены «с опечаткой»: например, люди могут ошибаться, печатая yandex – и переходить на yambex, и такого трафика много. А в контрафакте различных смешных написаний ещё много осталось (например, не Adidas, а Abibas)?

Это всё пока ещё есть, но очень сильно сходит на нет. Заменяется новыми брендами, которые продаются под видом luxury — копируют дизайн, например, берут известные очки и повторяют форму, но нигде не пишут название бренда. В принципе, нарушения на товарный знак не происходит, но происходит нарушение в отношении дизайна.

С этим сложнее бороться, сложнее отслеживать, обеспечивать защиту, потому что не все производители регистрируют дизайн. Это не всегда оказывается нарушением их прав.

Я знаю нескольких российских производителей, которые занимаются одеждой — они едут в Италию, смотрят шоу известных дизайнеров, понимают, какие тренды будут в следующем сезоне, и делают очень-очень похожие вещи. Как с этим быть?

Я думаю, что вдохновляться конкурентами и анализировать рынок — это очень правильная история. Главное, чтобы борьба и защита интеллектуальных прав не превратилась в недобросовестную конкуренцию.

Права правообладателя защищаются в первую очередь для того, чтобы помогать покупателям, защищать их интересы, а интересы покупателя в том, чтобы рынок развивался, аналогичные товары становились всё дешевле, совершенствовалось производство и т. д. Не вижу ничего плохого в том, что компании вдохновляются работой друг друга.

Крутая возможность для старшеклассников! Участвуй в Олимпиаде НТИ, чтобы поступить в ведущий вуз без экзаменов или получить ценный приз. Узнать подробности и проверить силы в тесте.

Материалы по теме:

Каждый третий товар в России – подделка. Как вам продают контрафакт

Эти люди вообще знают, что нарушают закон? Как Instagram стал крупнейшей площадкой по продаже контрафакта

5 мифов о контрафактных товарах в интернете

В России создадут сервис по защите от контрафакта

Alibaba поможет Samsung, Louis Vuitton и другим брендам искать подделки

Фото: Shutterstock.


Самые актуальные новости - в Telegram-канале Rusbase