Ненависть к понедельникам, потеря концентрации, желание всё бросить — и другие признаки профессионального выгорания

Vc.ru

Истории сотрудников, столкнувшихся с проблемой на личном опыте, и компаний, пытающихся её предотвратить.

Согласно опросу центра «Альфастрахование», в России 50% работников страдает от выгорания, а 57% опрошенных испытывали его симптомы. В опросе участвовали 90 компаний, в каждой из которых оборот составлял 100 млн рублей в год.

Работники, столкнувшиеся с выгоранием, чувствуют умственную и физическую усталость от своей работы. Им сложнее справляться с повседневными обязанностями. Сам термин «выгорание» придумали в 70-е годы в Америке: с его помощью учёные пытались объяснить, откуда берётся цинизм у врачей и у социальных работников.

Однако специалисты до сих пор спорят, стоит ли считать это заболеванием. Некоторые называют выгорание симптомом депрессии, а некоторые боятся его диагностировать, потому что такие симптомы встречаются и у более серьёзных заболеваний.

В 2017 году выяснилось, что руководство компаний всё чаще сталкивается с выгоранием у своих сотрудников. По данным рекрутингового агентства «Контакт», 90% работодателей в описаниях вакансий указывают, что им нужны стрессоустойчивые сотрудники.

В 2015 году такие требования в вакансиях указывали только 40% работодателей. Также среди руководителей компаний растёт спрос на тренинги по стрессоустойчивости: например, в обучающем центре «Хора» он вырос с 30% до 80%.

Полина Солдатова психолог, гештальт-терапевт

​Клиенты с выгоранием приходили ко мне всегда. Обычно они жаловались: «Мне не нравится моя работа, она больше не приносит удовольствие» или «Я не успеваю сделать всё, что нужно, к установленным срокам. Мне ставят новые задачи, я работаю по выходным и не знаю, как установить границы своей работы с боссом».

Чаще всего выгоранием страдают люди, занимающиеся волонтёрской и социальной работой. На втором месте — офисные работники с маленькой зарплатой, но большой ответственностью и работники с ненормированным рабочим днём и зарплатой, зависящей от каких-либо результатов.

Также симптомы часто встречаются среди предпринимателей, программистов и дизайнеров, поскольку они работают в среде постоянно меняющихся дедлайнов, а нужды работников руководство учитывает в меньшей степени.

Думаю, что с тотальным выгоранием чаще обращаются к терапевту, потому что принимают его за хроническую усталость и сдвиг режима сна. Многие не связывают эти симптомы с той деятельностью, которой занимаются.

Выгорание в первую очередь проявляется в невнимательности, заторможенности, плохой концентрации на задаче. Эти симптомы могут быть следствием исчезновения мотивации к работе, тогда же сотрудник начинает ощущать бессмысленность своей деятельности.

Чаще всего сотрудники с выгоранием не могут заниматься чем-то, кроме работы, равно как и самой работой — энергии нет ни на что. Они начинают думать, что у них нет сил на поход в театр или с друзьями в кино, и отдыхают меньше.

Страдающие выгоранием должны сформулировать для себя чёткие правила рабочего процесса: он не должен занимать всё время — срочные письма, презентации и документы вполне могут подождать. Также нужны коллеги или подчинённые, способные помочь уставшему сотруднику.

Отпуск тоже не повредит, особенно если его давно не было. Но если после всех этих мер стресс никуда не уходит, можно подумать о смене работы. С фрилансерами, кстати, та же история: им нужно смотреть, какая у них нагрузка, сколько проектов они ведут одновременно, и следить за своим состоянием.

С выгоранием можно справиться и самостоятельно, но если речь идёт о тяжёлом случае, стоит обратиться к психологу. Он поможет разобраться, что именно нужно клиенту — психотерапевтическая помощь или обращение к врачу для подбора антидепрессантов. Психолог поможет сконструировать режим дня и сна, распределить ресурсы и найти мотивацию.

Чего точно не стоит делать при выгорании — так это невнимательно относиться к себе и своему организму. Нельзя откладывать поход к психологу, а также забывать про отпуск и выходные. Не стоит думать, что станет намного проще, если сделать как можно больше дел по работе. Не станет.

Формируя коллектив, руководитель должен следить за каждым работником. Если коллектив делится на группы, кто-то работает больше остальных, а сотрудники в целом теряют инициативность, возможно, это признак того, что в команде есть работник с выгоранием.

Руководитель должен создать такую модель работы, при которой сотрудники могут помочь друг другу в профессиональной деятельности. Также ему следует уважать личные границы работника и его свободное время. Если руководитель видит, что у сотрудника есть симптомы выгорания, он не должен закрывать на это глаза и продолжать использовать его труд.

Руководитель должен определить чёткое количество рабочих часов для каждого сотрудника и обязательно отправлять в отпуск тех, кто его не берёт и продолжает перерабатывать. Любые границы в работе помогают сотруднику менее тревожно относиться к результатам и ответственности за свою работу, а также строить планы на личное время.

Михаил, художник

Я работал в команде из нескольких человек: мы оформляли интерьеры домов и мебель. Платили нам за это прилично, потому что зачастую мы разрабатывали дизайн для целых загородных домов. Когда мы запустили проект, начальника у нас не было. Но однажды он появился и поставил нас в дикие условия.

Например, в какой-то момент на мне висело около двух десятков задач, на каждую из которых требовалось в среднем по 8-10 часов рабочего времени. Но мне нужно было справиться с ними всего за неделю. Начальник сокращал сроки выполнения, поэтому оставалось только перерабатывать. Доплачивать за переработку, конечно, никто и не думал. Бывало и так, что за конечный результат нам платили меньше. На меня это очень давило, интереса к работе становилось всё меньше.

На работе я привык составлять список дел, с которыми мне нужно разобраться. Со временем я заметил, что всё чаще их откладываю. И примерно тогда я понял, что мне нужен не только отдых. Я чувствовал отвращение к работе как таковой: не мог сконцентрироваться на чем-то одном, брался за несколько задач одновременно и забрасывал их. Я начал страдать от головных болей, чаще устраивал себе перекуры, чтобы хоть немного расслабиться.

Вскоре ушёл в бессрочный отпуск. Я собирался вернуться к частным заказам, а для этого нужно вдохновение: после постоянных переработок его было сложно найти. Я стал чаще ходить по барам, знакомился там с людьми, любил слушать их истории.

Многие из новых знакомых пытались помочь мне с поиском работы. А одному приятелю помог и я сам: он избавился от наркозависимости. Потом, когда у меня закончились все заработанные деньги, он дарил мне расходные материалы для рисования.

Новые знакомства внесли в мою жизнь разнообразие. Кроме того, меня часто приглашали куда-то погостить. Так я посетил более десятка городов России. После этого интерес к работе начал постепенно возвращаться.

Ещё я вспомнил о том, что очень люблю готовить. Это хобби у меня с детства, иногда я могу заниматься им неделями. В каком-то смысле кулинария заменила мне рисование, потому что это по-настоящему творческий процесс. Я освоил много новых блюд, например, мятные кексы с фруктами и хлебный пудинг, а ещё стал лучше обращаться со специями.

Артём, дизайнер интерфейсов

Я столкнулся с выгоранием на предыдущем месте работы. Начал тратить больше времени на стандартные задачи, потом стало сложнее концентрироваться на них, у меня появились непрекращающиеся мысли об увольнении. Я чаще отвлекался на соцсети и мессенджеры, мне больше не хотелось выполнять свою работу хорошо. Не радовало и общество коллег, хотя все они очень классные ребята. Мне даже на обеды ходить не хотелось, а про офисную работу и говорить нечего.

Думаю, я выгорел из-за того, что часто работал в выходные. Но по-настоящему сильно на моё изменившееся отношение к делу повлияло руководство. У нас не было предусмотрено особенной мотивации: никому не нужно было, чтобы мы улучшали свой продукт. Всем было достаточно того, что сотрудники просто работали. Впрочем, нужно отдать должное руководству: оно заметило, что со мной что-то не так, и предложило уйти в отпуск. Хотя я и так собирался это сделать.

Сначала я попробовал резко ограничить доступ во все соцсети, СМИ и мессенджеры с помощью веб-приложения Selfcontrol. Оно работает так: вносишь все необходимые сайты в чёрный список, затем выбираешь время, на которое хочешь их заблокировать. Сайты не открываются, даже если закрыть приложение. Конечно, можно получить к ним доступ, если сжульничать и завести VPN, но это самообман — так проблему не решишь.

По утрам я начал делать зарядку, старался размять все группы мышц. Ещё съездил в отпуск на неделю. Но и это не сильно помогло: осознание того, что после отпуска придётся заниматься всё тем же, не очень радовало. Вернувшись с отдыха, я перестал оставаться на работе допоздна, старался закончить всё вовремя и прийти домой раньше. И самое главное — я начал искать новую работу, и уже через месяц заявил о своем уходе.

Уволившись, я на время перестал заниматься тем, что обычно делаю по профессии, и решил научиться чему-то новому: читал о технологиях, узнавал о всяких полезных для будущей работы вещах, подтягивал знания по вёрстке, начал изучать JavaScript. Читал я, конечно, не только что-то полезное, но и литературу для души. Во многом именно это помогло мне избавиться от болезненного состояния.

Екатерина, руководитель

Я работаю в кафе «Сладкий Токио», это японский фастфуд. У нас нет постоянных точек работы, мы готовим еду для различных мероприятий, фестивалей и корпоративов. А поскольку у нас маленькая фирма и из постоянных сотрудников в ней только я, вся организация лежит на мне.

Я договариваюсь об участии в разных фестивалях, ищу поваров и необходимое финансирование. Мне очень нравится моя работа, но со всем этим сложно справляться в одиночку. В период фестивалей я почти не сплю, кроме того, всегда нужно время на подготовку и закрытие проекта.

Долгое время меня всё устраивало, но однажды что-то щёлкнуло, и мне расхотелось не только идти на работу, но и отвечать на звонки. Я поняла, что у меня выгорание, когда ехала по Арбату и начала без особой на то причины рыдать. Постояла на аварийке, выплакалась, выкурила пачку сигарет: мне очень нужны были силы, чтобы поехать дальше и закупиться для фестиваля. Сейчас у меня кризис, но я знаю об этом и стараюсь с ним бороться.

Первое, что я сделала, — посоветовалась со своей сестрой, она психолог. Мы с ней составили «карту желаний»: берёшь всякие глянцевые журналы и вырезаешь оттуда все красивые картинки, которые тебе понравились, потом наклеиваешь их на ватман и любуешься.

Потом даёшь картинкам названия: например, всю карту я назвала «моя жизнь», а картинку девочки в кедах с молочным коктейлем — «ребёнок, любящий сладости». Главное — выбрать те изображения, которые тебе действительно нравятся, не исходить из моды или каких-то других стереотипов.

Также не стоит думать, соответствуют ли эти картинки твоей работе. На моей карте желаний были дети, семья и отдых на природе. Пришла к выводу, что мой внутренний ребенок требует отдыха где-нибудь в далёком и живописном месте.

Ещё мне позвонила знакомая и спросила совета по одному проекту. Мы встретились, чтобы не обсуждать дела по телефону, и сгенерировали кучу идей. Знакомая отметила, что у меня загорелись глаза. Теперь я веду сторонний проект, никак не связанный с моей постоянной работой. Это не дополнительная нагрузка, а новое направление — тоже достаточно творческое и трудное, но оно меня очень вдохновляет.

Дмитрий, программист

У меня дважды было выгорание — около восьми лет назад и, собственно, сейчас. Мне разонравилась моя работа, я понял, что трачу больше сил на выполнение рутинных обязанностей, а на выходных с ужасом вспоминаю о понедельниках. Иногда мне кажется, что моя работа не стоит затраченных на неё усилий, и я испытываю разочарование.

Ещё заметил, что у меня пропала цельная картина проекта, над которым я тружусь. Прежде она всегда была у меня в голове — я точно знал, что и зачем делаю. Но теперь я так сказать не могу.

Когда я впервые столкнулся с выгоранием, я уволился и примерно полгода эпизодически фрилансил, чтобы хватало денег на еду. Я старался заниматься программированием как можно меньше, и это помогло. Сейчас у меня нет такой возможности: от меня зависят мои коллеги, да и вся фирма в целом. Моё начальство в курсе, что у меня выгорание, но ничего предложить не может.

Я начал следить за своим здоровьем. Например, стараюсь высыпаться. Чтобы чувствовать себя комфортно, мне нужно минимум восемь часов сна. Дважды в неделю я занимаюсь кроссфитом: от этого прибавляется энергия, и мне не хочется постоянно валяться на кровати после работы, как раньше.

Мне вообще необходимо больше двигаться, поэтому я езжу на работу на велосипеде. Я переосмыслил свои пищевые привычки: теперь потребляю меньше сахара и больше овощей и фруктов. Конечно, это не решает проблему окончательно, но немного помогает с ней жить: у меня всё ещё нет мотивации для работы, но теперь есть силы на то, чтобы дождаться отпуска.

Екатерина Подвальная директор по управлению талантами и развитию персонала «Вымпелком»

​В любой компании встречаются случаи профессионального выгорания, в том числе и в «Билайне». Чтобы избежать подобных ситуаций, мы стремимся работать ради результатов, а не ради процесса.

Чтобы быстрее выявлять стресс у сотрудников, мы проповедуем коучинговый подход в управлении. Он подразумевает постоянное общение с сотрудником и эмпатию. Кроме того, в компании внедрена система BeeFREE — это концепция частично удалённой работы.

Сотрудники могут пару дней поработать вне офиса и не тратить все силы на дорогу до него. Так у них появляется время на себя, семью или хобби. Да и вообще поработать у бассейна или на даче и сменить тем самым обстановку — это иногда полезно.

Все совещания компании доступны в трансляции и записи, каждый может поучаствовать в них даже из дома, а встречи проходят в формате видео- и аудиоконференций. Так что лично присутствовать в офисе необязательно.

В «Билайне» есть открытый лекторий, который предлагает сотрудникам курсы, разборы кейсов и мастер-классы от ведущих специалистов в разных областях знаний. Обычно там рассказывают, как спасаться от стресса, какие ловушки ставит нам наш мозг и как он устроен, как можно развиваться и как отказаться от вредных привычек.

Так сотрудники учатся справляться с выгоранием самостоятельно. Также мы создали специальные курсы для сотрудников: например, если кто-то хорошо разбирается в видеосъёмке, мы отправляем его на соответствующие занятия. После этого сотрудник сам становится тренером и обучает коллег своим навыкам.

Если работник устал, руководители предлагают сотрудникам переключиться на другие проекты, поработать в команде, принять участие в каком-то мероприятии.

Ирина Черных руководитель корпоративного университета «МегаАкадемия»

​С проблемой выгорания у сотрудников «Мегафона» мы чаще всего сталкиваемся в подразделениях, напрямую взаимодействующими с клиентами. Поэтому мы разработали специальный комплекс мер, благодаря которым работник остаётся в тонусе. Например, тренеры «МегаАкадемии» проводят программу «Стрессу — нет», на которой сотрудник узнаёт, как бороться со стрессом.

В рамках курса мы предлагаем сотрудникам тематические упражнения. Например, такое: нужно взять чистый лист и разделить его на две части. Справа сотрудник изображает свои проблемы и негативные эмоции так, как ему хочется. Слева он рисует автопортрет — таким, каким он себя видит.

После этого нужно отрезать правую часть листа и избавиться от неё. Это станет символом того, что сотрудник избавился от проблем и может сконцентрироваться на самом себе и том, что для него важно.

Если руководитель видит, что у сотрудника есть признаки профессионального выгорания, сначала он старается определить, в чём его причина. Если дело в усталости — предлагаем отпуск. Когда работнику некуда расти — перебрасываем его на новые проекты.

Если у него что-то не получается, мы отправляем его на программы обучения и развития. Когда сотрудник чувствует себя недооцененным, мы стараемся его поощрять. Также у нас предусмотрены командные игры на сплочение, решение конфликтных ситуаций и повышение мотивации.

Мы понимаем — сотрудникам нужно развиваться, чтобы не выгореть, и компания готова им в этом помочь. Например, мы предоставляем им доступ к таким учебным ресурсам, как MyBook, Eduson и GoFluent, чтобы они узнавали что-то новое в интересных для себя областях.

Компания поощряет физическую активность среди сотрудников, поэтому у нас есть клуб любителей бега и корпоративные команды по футболу и волейболу. В офисе предусмотрена игровая зона с аэрохоккеем, а также место для отдыха с пуфами. Кроме того, сотрудники всегда могут поработать и на свежем воздухе во внутреннем дворе.

Елена Кудряшова руководитель дирекции по развитию корпоративной культуры в «Сбербанке»

​В «Сбербанке», как и в любой другой большой корпорации, проблема выгорания встречается довольно часто. Руководитель обязан внимательно следить за состоянием своего коллектива и не пропускать «первые звоночки» болезни.

Выгорание — не вина, а беда человека, при которой он очень нуждается в помощи. Для начала мы советуем определить его причины совместно с сотрудником. Как правило, дело в высокой нагрузке или в конфликте с командой. Также выгоранию могут способствовать проблемы в семье.

К каждому работнику нужен свой подход, и его определением обязан заниматься именно руководитель. Сперва он должен поговорить с сотрудником, понять, что приводит его к выгоранию, а что мотивирует. После этого необходимо заново наполнить его работу смыслом.

Исходя из причин выгорания мы подбираем индивидуальный набор методов для исправления ситуации. Вначале мы перераспределяем обязанности сотрудника и уменьшаем его нагрузку. Порой он может поработать из дома или взять несколько выходных.

Если руководитель прежде недооценивал сотрудника, ему следует показать значимость человека и его труда, начать публично признавать его заслуги, привлекать к интересным и важным задачам, выполняя которые, он сможет заслужить признание коллектива и руководства.

Адаптироваться к постоянным изменениям невозможно без постоянного обучения и саморазвития. Недавно мы приняли новую модель компетенций, которая описывает, как приспосабливаться к новым условиям. Одна из них — «Управление собой»: она подразумевает стремление сотрудника к саморазвитию, владение эмоциональным интеллектом и эмпатией.

Эмоциональный интеллект — один из ключевых навыков в современном мире, который необходим каждому, чтобы быть счастливым и в работе, и в личной жизни. Поэтому мы запустили линейку программ по развитию навыков эмоционального интеллекта для руководителей всех уровней.

На них изучают, как управлять эмоциональным состоянием — прежде всего, своим собственным: ведь нельзя быть эффективным руководителем, не разобравшись сначала в себе. Кроме того, мы развиваем корпоративную программу «Здоровье». Поощряем регулярную физическую активность, здоровый сон и сбалансированное питание, чтобы сотрудники были энергичнее и меньше болели.

Если сотрудник чувствует, что его работа ему не по душе и у него есть талант в другой области, он может поучаствовать в программе развития. У нас открылась «Академия IT», где мы обучаем разработке приложений, управлению данными и другим полезным на рынке навыкам.

Также предлагаем сотрудникам банка волонтёрскую работу для нашего благотворительного фонда. Особенно это ценно для тех, чья работа не связана с общением с людьми и порой однообразна.