Финансовый анализ доброты – ценный опыт CharityWatch

Госвопрос
Финансовый анализ доброты – ценный опыт CharityWatch

В реальной жизни любая задача всегда решается при условии ограничения ресурсов. И задачи благотворительности – не исключение. Как эффективней распорядится деньгами жертвователей и временем волонтеров? Как отделить мошенников из «Меча и Орала» от энтузиастов и подвижников? Заглядывать в глаза, пытаясь разглядеть душу и чистоту намерений? Да нет – лучше воспользоваться обычными методами бухгалтерского учета и финансового анализа, как четверть века это делает чикагская благотворительная организация CharityWatch.

Античность благотворительности в современном понимании, в форме проявления сострадания к ближнему и нравственной обязанности имущего спешить на помощь неимущему, не знала – древние греки и римляне старались по возможности избегать самого вида нищеты, которая внушала им одно лишь отвращение и ужас; встретить нищего считалось даже дурным предзнаменованием. Теоретики благотворительности XIX века непременно обращали внимание в своих книгах на то, что появляется она с возникновением христианства.

Но что рассказывает нам Новый Завет о практике этой благотворительности? В иерусалимской первохристианской общине царил конфессиональный коммунизм – «Не было между ними никого нуждающегося; ибо все, которые владели землями или домами, продавая их, приносили цену проданного и полагали к ногам Апостолов; и каждому давалось, в чем кто имел нужду» (ДА, 4:34-35. Только вот люди есть люди, даже первохристиане – «Некоторый же муж, именем Анания, с женою своею Сапфирою, продав имение, утаил из цены, с ведома и жены своей…». Ну, там все кончилось хорошо – будучи обличены апостолом Петром, Анания и Сапфира испустили дух…

Смерть Анании и Сапфиры были популярным сюжетом, которого не чуждался и сам Рафаэль. В отсутствие бухучета благотворителям приходилось полагаться на сверхъестественный страх…

Смерть Анании и Сапфиры стала популярным сюжетом живописи Высокого Средневековья и Возрождения. Только вот «великий страх», который «объял всю церковь и всех слышавших это» после смерти Анании, недолго был инструментом пресечения злоупотреблений. Как использовались гигантские деньги и земельные участки, жертвовавшиеся аббатствам и костелам для заботы о бедных, рассказывает нам литература Ренессанса и кануна Реформации, Рабле и Эразм Ротердамский.

Именно эти злоупотребления благотворительностью (подчеркнем еще раз – благотворительностью!), и привели Англию к секуляризации церковных имуществ при Томасе Кромвеле, и сыграли огромную роль в Гуситской и Крестьянской войне. Так что благотворительность протестантская уже отличалась большей публичностью внутри общины, и вниманием к ней со стороны светского общества. Вот цикл романов Энтони Троллопа «Барчестерские хроники» – там одна из главных линий о том, как общество вымышленного графства Барсетшир при помощи местной газеты «Юпитер» и по инициативе светского благотворителя врача Болда берет под контроль богадельню, содержащуюся на наследство мистера Хайрема.

Представьте себе – интригу необычайно популярных в XIX веке романов составляла не месть обидчикам и не амурные приключения королев с герцогами, а решение вопроса – скольким старикам можно дать призрение на доходы с фиксированного капитала! Но об этом читали с увлечением – писатель служил в британском почтовом ведомстве, с 1844 года был почтовым контролером Ирландии, а в Англии с 1859 осуществил реформу, сформировавшую ту почту, которую многие знают по рассказам о Шерлоке Холмсе. И понятия бюджета и эффективности ему были весьма близки!

То есть основные принципы анализа эффективности благотворительности были ясны уже тогда, когда индустриальное общество только рождалось, а чиновник Троллоп решал, как совместить телеграф, почтовые вагоны и повозки сельских почтальонов. Ограниченный ресурс – деньги. Целевая функция – количество добрых дел, то есть взятых на попечение стариков. И так оно есть и будет всегда: о какой бы благотворительности мы не говорили – посадке деревьев, разбивке газонов, доставке дров неимущим – критерий эффективности всегда прост, как можно больше деревьев, газонов, дров получить на единицу затрат!

Но вот есть анекдот индустриальной эпохи – «Бутерброд сделает и однорукий, миллион бутербродов сделать может и машина». В сфере благотворительности в мире нынче работают миллионы некоммерческих организаций – в Российской Федерации на лето 2016 года было зарегистрировано 227397 НКО. А ведь в России благотворительность – дело новое, всего четверть века назад ее не существовало… И как разобраться в этом изобилии добрых намерений, как оценить, кто эффективен, а кто нет?

«Сторожевой пес благотворительности» Дэниэль Борохов

В США с их длительной непрерывной традицией благотворительности четверть века назад за эту задачу взялся Даниэль Борохов, обладатель диплома бухгалтера и степени по деловому администрированию, много лет работающий в сфере благотворительности. В 1992 году им был основан в Чикаго American Institute of Philanthropy, Американский Институт Филантропии, некоммерческая организация, имеющая целью стать charity watchdog, «сторожевым псом благотворительности», защищающим благотворительность прежде всего от ее собственной неэффективности, ну и от возможных злоупотреблений.

В нестоящее время эта организация носит название CharityWatch. Ее цели просты – побуждать жертвователей отдавать деньги именно тем благотворительным организациям, которые используют их с наибольшей эффективностью. Оцениваются эти организации на основании их собственной финансовой отчетности; оцениваются по старинной американской школьной шкале, от A+ до F, от наших 5+ до кола… Оценки просты – чем большая часть бюджета идет на заявленные цели, на посадку деревьев, на суп для малоимущих, на доставку дров, тем естественно, лучше!

Это – первое. Дальше оценивается эффективность сбора средств – сколько уходит у организации на сбор сотни долларов. Вот жульническая благотворительность, о какой мы рассказали в колонке «Чем фальшивая благотворительность опасна для города и региона?», характеризуется тем, что фактически все собранное у нее уходит на оплату организаторов и сборщиков; больные дети не получают ничего… CharityWatch такие ситуации исключает!

Ну и еще CharityWatch публикует по каждой попадающей в поле их внимания благотворительной организации величины зарплат трех наиболее высокооплачиваемых ее сотрудников. (Слишком уж глубоко в американское общество вбиты кровавые уроки Реформации, хоть и разворачивавшейся в Старом Свете…) Даниэль Борохов подает пример – в 2012 году его зарплата составила $161985. Весьма скромно для финансового аналитика такой квалификации и с таким уровнем известности, работающего во втором по значимости финансовом центре богатейшей страны мира.

Помощь благотворителей оказывается нужна даже тем, кто вернется домой живым, а не в ящике под флагом…

А известность CharityWatch весьма велика – именно Борохов делал аудит работе благотворительных организаций после 9/11 и урагана «Катрина»; именно его беспощадная критика заставила Конгресс в 2007 и 2008 годах проводить слушания по крайне неудовлетворительному состоянию дел с помощью ветеранам войн в Ираке и Афганистане. (А ведь United States Department of Veterans Affairs – это «империя в империи», второе по величине ведомство после Пентагона…)

И Financial Accounting Standards Board, Совет по стандартам финансового учета США принял нормативные документы для благотворительных организаций именно на основании рекомендаций CharityWatch. Пользоваться сайтом этой организации просто и наглядно – заходим на него, набираем название интересующей нас НКО и видим ее оценку, плюс перечень материалов, где она упоминается. Вот, например, известные «Врачи без границ» – Doctors Without Borders. А вот их оценка на сайте CharityWatch. Она, как и следовало ожидать, А.

На целевые задачи у «Врачей без границ» идет 89% бюджета. На сбор сотни долларов расходуется 9 долларов. Доля государства в формировании трехсотмиллионных бюджетов организации лежит в диапазоне от 0 до 24%. Просто и наглядно – критерии оценки приведены здесь, так что CharityWatch энергично отстаивает свою позицию в спорах с другими рейтинговыми ресурсами, например GreatNonprofits. И представляется, что отечественному сектору НКО крайне важно иметь свою, работающую на национальной правовой базе и стандартах бухучета, независимую рейтинговую организацию, способствующую эффективности и прозрачности благотворительности!

Если вам понравилась статья - порекомендуйте ее своим друзьям, знакомым или коллегам, имеющим отношение к муниципальной или государственной службе. Нам кажется, что им это будет и полезно, и приятно. При перепечатке материалов обязательна ссылка на первоисточник.