Мигрант в стареющем обществе: помощь ПФ или объект милосердия?

Госвопрос
Мигрант в стареющем обществе: помощь ПФ или объект милосердия?

О том, что перевернутая демографическая пирамида – обилие пожилых и нехватка молодых – делает невозможным функционирование привычных моделей пенсионных систем, мы рассказали в колонке «Как уйти от грядущей бедности на пенсии?». Но ведь люди появляются в стране не только из роддомов, а и с вокзалов, да из аэропортов. Может ли решению этой проблемы помочь иммиграция и трудовая миграция? Какие плюсы она дает обществу и какие проблемы может перед ним поставить?

Когда перебираешь старые телефонные книжки – в служебных разделах в основном сотрудники академических и отраслевых НИИ – создается впечатление, что все из России давно уехали… Но делать выводы по ближнему кругу крайне опрометчиво – если заглянуть на интереснейшую страничку Госкомстата «Общие итоги миграции населения Российской Федерации». И вот, поглядев на нее, мы с удивлением обнаруживаем, что все постсоветское время страна наша живет в условиях постоянного притока населения.

Графики показывают иммиграционные и эмиграционные процессы в РФ. Сальдо все время положительное…

Максимума в 845732 человека прирост населения в результате миграционного обмена с зарубежными странами достиг в 1994 году, когда из бывших «советских республик» валили «русскоязычные», на своей шкуре попробовавшие, чего значит «пролетарский интернационализм» и сколь прочна «новая историческая общность – советский народ». Минимум в 35126 человек наблюдался в 2003 году – все, у кого под ногами горело, уже вернулись в Россию, а углеводородное изобилие нулевых еще не проявило себя.

В десятые годы также наблюдается сильное иммиграционное сальдо – от 319761 человек в 2011 до 245384 в 2015 году. Благодаря иммиграции в России XXI века пошел интересный процесс – замещение мигрантами естественной убыли населения страны. Если в 2003 году этот показатель равнялся 4%, в 2006 году – чуть больше 22%, то в 2007 году, по данным директора Федеральной миграционной службы (ФМС) РФ Константина Ромодановского, компенсация численных потерь населения путем миграционного прироста составила 71%.

То есть население страны в абсолютных цифрах на сегодняшнем уровне в 146,8 млн человек – что немного для территории в 17,1 млн кв. км. – в значительной степени поддерживается за счет иммиграции. С лета 2006 года в стране действует и Государственная программа по оказанию содействия добровольному переселению в Российскую Федерацию соотечественников, проживающих за рубежом. Это граждане СССР и подданные Российской империи, оказавшиеся в 1991 году за пределами РФ и желающие переселиться в Россию.

Сейчас максимальные льготы по этой программе предоставляются тем, кто переселяется в следующие регионы России: Бурятия, Забайкальский, Камчатский, Приморский, Хабаровский края, Амурская, Иркутская, Магаданская, Сахалинская области и Еврейская автономная область. Подъемные при переезде на такие территории увеличены со 120 тыс. до 240 тыс. рублей на заявителя и до 120 тыс. рублей – на каждого члена семьи переселенцев. Всего же в программе переселения участвуют 42 региона страны – их список и адреса Территориальных отделений ГУ МВД по вопросам миграции, унаследованных им от ФМС, можно посмотреть здесь.

На старом сайте ФМС, в настоящее время недоступном, были такие цифры по количеству прибывающих в Россию по этой программе: 2011 год – 29 462 чел., 2012 год – 56 874 чел., 2013 год – 34 697 чел., 2014 год – 106 319 чел., 2015 год – 183 146 чел., 2016 год – 146 585 чел. Вроде бы немало – но ведь в маленькой Тульской области население за 25 лет сократилось на 19%, на 368 тыс. человек с 1989 по настоящий момент... Так что программа помощи вынужденным переселенцам должна рассматриваться как чисто гуманитарная, изменить демографическую ситуацию она не сможет.

В том числе и потому, что в Россию возвращаются соотечественники с той же самой возрастной структурой – в 90-е в республиках бывшего СССР было не до того, чтобы «плодиться и размножаться», прокормиться бы, да не попасть под межнациональные столкновения, вроде пылавших в Ферганской долине… То есть в прибывающем числе людей доход пенсионного фонда от молодежи будет съеден старшими гражданами, которые не только не платили в ПФ, но и потеряли при переезде большую часть имущества…

Так что перед нами – не решение «пенсионно-демографической проблемы», а обширное поле деятельности для гуманитарных организаций. Самой разной деятельности – от помощи в адаптации на новом месте до сбора добротных предметов домашнего обихода: в одном (или двух, если семья из четырех и больше человек) пятитонном контейнере много не привезешь и на подъемные особо не разгуляешься. (Раньше координацию такой помощи осуществляли Общественно-консультативные советы при УФМС.) Возвращающиеся соотечественники – это те, кому реально нужна помощь активных граждан!

Ну а это – трудовой мигрант…

Ну а баланс Пенсионного Фонда – как с ним быть? Иммигранты его улучшить не помогут – но есть ведь такая категория въезжающих в нашу страну, как трудовые мигранты. И категория эта куда многочисленней возвращающихся соотечественников – по данным Организации Объединенных Наций за 2013 г., Россия занимала второе место в мире (уступая лишь 300-миллионным США) по числу мигрантов. Тогда на территории РФ постоянно находилось около 11,5 млн иностранных граждан.

Из них на тот же период по данным ФМС на законных основаниях в России трудоустроены были 2,7 млн человек, при этом число нелегальных трудовых мигрантов оценивается службой в 2,9 млн. Политкорректно считалось, что остальные – это лица, прибывающие на территорию РФ с частными целями – учеба, лечение или туризм. На самом деле «в черную», в том числе и в реально криминальных сферах вроде проституции или оборота наркотиков, трудится весьма большое число мигрантов. Но все же большинство неучтенных работают «в серую» – сиделками, уборщицами, подсобными рабочими на сезонных стройках…

Так как же эта работа трудовых мигрантов способна повлиять на ситуацию с обеспечением граждан России пенсиями? С 2015 года иностранные граждане и лица без гражданства, временно пребывающие на территории России, должны быть зарегистрированы в системе обязательного пенсионного страхования с первого дня работы. При этом не имеет значения вид трудового договора и срок, на который он заключается. Представим себе, что в России работает гражданин Евразийского экономического союза (ЕАЭС), причем работает он «в белую»; работодатель платит за него налоги и взносы в ПФ. Как это скажется на балансе ПФ?

А никак… Дело в том, что «Россия оплатит пенсии мигрантам Евразийского союза». Созданный в рамках ЕАЭС общий рынок труда предполагает и изменение подходов к пенсионному обеспечению – страны ЕАЭС должны обмениваться не только трудящимися, но и их пенсиями.То есть беря «на время» пенсионные взносы, ПФ РФ должен будет вернуть их гражданам стран ЕАЭС из своих средств «навсегда».

Ну а мигранты из стран с безвизовым режимом въезда в Россию, не входящие в ЕАЭС? Может они-то окажутся чистым выигрышем для Пенсионного Фонда – заплатят в ПФ за стареющее население России? И на это рассчитывать нельзя. Даже вполне легальный мигрант из Азербайджана, Молдавии, Таджикистана, Узбекистана и Украины, дисциплинированно оформивший миграционный патент и СНИЛС, заплативший авансом НДФЛ, заметной помощи бюджету ПФ не окажет…

Почему? Да потому, что даже те мигранты, кто работает в России легально, с патентом, работают по договорам гражданско-правового характера, а не трудовым. Трудовой договор слишком уж много ответственности на работодателя накладывает. Так что строитель садового домика или установщик заборов из профлиста – вольный подрядчик… И выигрыша от него Пенсионному Фонду нет никакого. А уж молдавская няня и украинская сиделка – вообще туристы, прибывшие основательно посмотреть на Третьяковку и Эрмитаж!

Трудовые мигранты решают тактические задачи дефицита неквалифицированной рабочей силы, но не стратегические задачи баланса Пенсионного Фонда…

Нет, конечно, косвенные налоги – НДС, акцизы и налоговую составляющую тарифов – гастарбайтеры платят. А из федеральной казны дотируется Пенсионный Фонд! Но это – налоги на потребление. А потребление мигрантов крайне мало – наверняка ведь видели покупающих дюжину батонов, три литра постного масла и мешочек риса… (Именно за счет этого «За первые три месяца 2017 года работающие в России трудовые мигранты из Киргизии перевели на родину $433 млн, что на 67% больше, чем за тот же период в прошлом году».) Так что и это ситуацию с пенсиями не улучшит, не помогут стайки мигрантов нынешним и будущим пенсионерам. Если общественные организации станут помогать им – то опять-таки, из чистого гуманизма, из милосердия, как делает это Комитет «Гражданское содействие». Мигранты решают тактические проблемы дефицита неквалифицированной рабочей силы, но стратегически с сохранением перераспределительной пенсионной системы не помогут.

Если вам понравилась статья - порекомендуйте ее своим друзьям, знакомым или коллегам, имеющим отношение к муниципальной или государственной службе. Нам кажется, что им это будет и полезно, и приятно. При перепечатке материалов обязательна ссылка на первоисточник.